Кража разбой и грабеж проблемы квалификации

Вопрос Кража, грабеж, разбой. В чем разница между грабежом и разбоем? Вопрос Кража, грабеж, разбой.

Кража и разбой проблемы квалификации

В статье рассмотрены проблемы дифференциации уголовной ответственности за преступления против собственности. С учетом анализа отдельных признаков объективной стороны состава преступления опровергается необходимость чрезмерной законодательной дифференциации.

Предлагается новый подход к разграничению отдельных преступлений против собственности. The article dwells on the problems of differentiation of criminal responsibility for crimes against property. Given the analysis of individual characteristics of the objective side of the crime, the need for excessive legislative differentiation is refuted. A new approach to the distinction between individual crimes against property is proposed.

Ключевые слова: хищение, вымогательство, грабеж, кража, разбой, способ совершения преступления. Keywords: embezzlement, extortion, robbery, method of committing a crime.

Преступления против собственности были и остаются одними из наиболее распространенных в структуре преступности Российской Федерации. Согласно официальной статистике проблемы дифференциации уголовной ответственности за преступления против собственности всегда находились в центре внимания ученых.

Обусловлено это не только теоретическим интересом к указанной проблематике, но и практическими соображениями. Вопросам дифференциации уголовной ответственности за преступления против собственности было посвящено большое количество научных трудов.

На монографическом уровне указанные проблемы подробно исследовали Г. Верина, Л. Кругликов, Ш. Кудашев, В. Кудрявцев, Н. Лопашенко, В. Ткаченко, О. Яцеленко и другие известные отечественные и зарубежные ученые. Вместе с тем, с учетом, в первую очередь, объемности указанной проблематики, много спорных вопросов остаются дискуссионными и требуют своего решения. Это касается и проблемы разграничения преступлений против собственности, а также проблемы определения признаков, которые учитываются законодателем для дифференциации уголовной ответственности за преступления против собственности.

Попробуем рассмотреть отдельные вопросы этой сложной и комплексной проблематики на примерах отдельных составов преступлений. В научной литературе традиционным считается положение о том, что признаком кражи и грабежа является способ совершения преступления. Считается, что указание на тайность или открытость хищения в ст. Вместе с тем, раскрывая признаки скрытости и открытости кражи, ученые, как правило, выходят за пределы понимания способа как признака объективной стороны состава преступления, что ставит под сомнение позицию, когда тайность или открытость относят именно к способу завладения имуществом.

Рассматривая признак тайности, ученые, как правило, обосновывают необходимость выделения в ней объективных и субъективных моментов. К объективным признакам скрытости относят случаи изъятия имущества, если оно происходило при наличии хотя бы одного из следующих факторов: 1 при отсутствии владельцев; 2 при отсутствии посторонних лиц; 3 в присутствии посторонних лиц, которые не видели по факту изъятия имущества; 4 если посторонние лица не осознавали противоправности изъятия имущества; 5 когда посторонние свидетели не обнаружили свое присутствие виновному.

При этом субъективный критерий, который, обычно, считают приоритетным, заключается в том, что у виновного должны быть основания осознавать изъятие имущества как то, что происходит незаметно для других. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

Попробуем выяснить, что именно надо понимать под способом совершения преступления и можно ли тайность или открытость хищения в таком ее понимании относить к способу совершения преступления. В этом отношении надо указать, что, исследуя преступное деяние, не надо забывать о том, что происходит оно не изолировано, а в тех конкретных условиях, в которых оно было совершено.

Именно поэтому существенными характеристиками преступного деяния являются способ, место, время и обстановка его совершения. На наш взгляд, в определенной степени надо согласиться с В. С объективной стороны к составу преступления, по его мнению, относятся не сами по себе способ, место, время и обстановка совершения преступления, взятые отдельно от деяния или вместе с ним, а внешняя сторону общественно опасного деяния, совершенного определенным способом, в определенных условиях, месте, времени и обстановке [12, С.

Способ совершения преступления приобретает свое реальное выражение в самом акте поведения. При этом телодвижения, которые образуют физическую сторону преступного деяния, осуществляются с помощью действий в определенной последовательности.

Способ совершения преступления во многом определяет характер действия: - внешние, объективные свойства, которые позволяют отличить одно действие от другого; - влияет на степень общественной опасности совершенного деяния; - имеет своим функциональным назначением обеспечить выполнение преступного деяния, направленного на достижение преступной цели.

Таким образом, деяние как самостоятельное психофизическое и социально-правовое явление всегда характеризуется определенным способом его совершения. Мы согласны с учеными, но при этом считаем, что указанные признаки вполне могут считаться отдельными признаками объективной стороны состава преступления.

Ведь нет никакого противоречия в том, чтобы, выделяя эти признаки, считать одновременно, что они характеризуют общественно опасное деяние, когда законодатель считает необходимым акцентировать внимание на отдельных его проявлениях, а именно: - совершение деяния определенным способом; - в определенное время, в определенном месте или обстановке; - определенными орудиями или средствами.

Вместе с тем, такое понимание указанных признаков объективной стороны состава преступления является принципиально важным в контексте исследовании понятия способа совершения преступления в первую очередь как органически неотъемлемой характеристики общественно опасного деяния.

Как отмечает Ш. Кудашев, способ совершения преступления является одним из важнейших признаков объективной стороны состава преступления, которая влияет на содержание преступного деяния. Одно и то же общественно опасное деяние может совершаться несколькими различными способами. Может быть и наоборот, когда применение одного и того же способа характеризует различные с уголовно-правовой точки зрения деяния, подлежащие квалификации по разным статьям особенной части.

Отсюда следует вывод о том, что в одних нормах предусмотрен примерный перечень возможных способов совершения преступления, в других — строго ограничен. При этом в реальной жизни при совершении преступного деяния, как правило, используется не один прием или движение, а целый комплекс. Наумов и С. Непосредственно исследуя проблемы способа совершения преступления, М. Панов пришел к выводу о том, что с объективной стороны способ совершения преступления представляет собой определенный порядок, метод, последовательность движений и приемов, которые использует лицо в процессе совершения общественно опасного деяния [7, С.

Так или иначе, но большинством ученых признается, что под способом совершения преступления следует понимать совокупность приемов и методов преступного деяния. Развивая, по сути, мысль В. Кудрявцева, Б. Яцеленко отмечает, что, будучи внешней формой преступного деяния, качественно характеризуя его, способ совершения преступления не может быть оторванным от последнего, поскольку в таком случае он будет способом несуществующего деяния, что невозможно [13, С.

Ошибочной в связи с этим считаем позицию Л. Кругликова, который под способом совершения преступления понимает те явления, которые способствуют, облегчают совершение основного деяния [8, С. Проанализированные понятия способа совершения преступления, по нашему мнению, не позволяют относить указание на тайность или открытость хищения к способу совершения преступления.

Ведь на тайность хищения в судебной практике влияют не объективные характеристики преступного изъятия чужого имущества, а субъективное восприятие виновным факта изъятия. При этом даже в том случае, когда изъятие имущества объективно происходит в присутствии посторонних лиц, осознающих противоправность такого изъятия, хищение будут рассматривать как тайное, если виновный считал, что делает это незаметно для других лиц.

Ведь форма совершения преступления не меняется в зависимости от того, наблюдают за изъятием имущества потерпевший или посторонние лица. Замечая определенное противоречие между пониманием скрытности и пониманием способа совершения преступления, отдельные ученые предлагают относить тайность не к образу, а к обстановке хищения [12, С. Правда, по нашему мнению, указанное противоречие не исчезает.

Ведь, как уже было отмечено, хищение следует рассматривать как тайное даже в тех случаях, когда оно происходило в присутствии посторонних лиц, однако виновный считал, что делает это незаметно для них, даже если при этом он ошибался. Таким образом, как бы не хотели это отрицать, но определяющим при решении вопроса о тайности или открытости хищения являются не объективные внешние характеристики преступного деяния, а субъективное восприятие виновным факта завладения чужим имуществом в момент его изъятия.

Учитывая это, можно сделать парадоксальный, на первый взгляд, вывод о том, что указание на тайность или открытость хищения характеризуют не объективные, а субъективные признаки состава преступления. Попробуем подтвердить этот вывод. Открытое хищение чужого имущества грабеж всегда считалось более опасным деянием по сравнению с тайным хищением кражей , о чем свидетельствует сравнительный анализ санкций за кражу и грабеж на протяжении всех исторических этапов развития уголовного законодательства.

Поэтому вполне логично возникает вопрос, а почему грабеж считается более опасным видом хищения? Какая разница для лица, у которого изъяли имущество, происходило ли хищение в присутствии свидетелей, или нет? Разве увеличивается имущественный вред для потерпевшего в зависимости от того, что кто-то наблюдал за виновным, а последний в свою очередь осознавал это? Думается, что повышенная общественная опасность грабежа по сравнению с кражей предопределяется не объективными признаками соответствующих составов преступлений, а характеристиками личности виновного вора и грабителя.

Ведь очевидным является то, что лицо, которое забирает чужое имущество, игнорируя при этом потерпевшего или посторонних лиц, не пугаясь внешнего вмешательства с их стороны, ведет себя более вызывающе и нагло, что является свидетельством еще большей социальной опасности, по сравнению с вором, который все же боится разоблачения и не так откровенно демонстрирует свое негативное отношение к объектам уголовно-правовой охраны.

Удобным в этом отношении считаем мнение Ш. Кудашева, который указывает, что дифференциация уголовной ответственности за преступления против собственности обеспечивается законодателем с учетом не только степени общественной опасности преступления, но и личности преступника [2, с.

Определение тайности как субъективного отношения виновного к факту завладения имуществом в момент его извлечения позволяет критически оценить позицию Пленума Верховного Суда Российской Федерации относительно квалификации деяний виновного, который завладел чужим имуществом, сознательно воспользовавшись чужой ошибкой, возникновению которой он не способствовал, и при отсутствии сговора с лицом, ввела потерпевшего в заблуждение.

При определенных обстоятельствах например, когда имущество имеет особую историческую, научную, художественную или культурную ценность такие действия могут быть квалифицированы по ст. Такое толкование может приводить ошибочный, на наш взгляд, вывод о том, что завладение лицом при таких обстоятельствах имуществом, которое не имеет особой исторической, научной, художественной или культурной ценности, вообще не является преступлением.

Можно согласиться с позицией Пленума Верховного Суда Российской Федерации в той части, где говорится, что в таких случаях в действиях лица, которое завладело имуществом, отсутствует состав мошенничества. То есть в сознании потерпевшего лица виновным создается ложное впечатление о необходимости или выгодности передачи определенного имущества или права на имущество виновному. При этом потерпевший четко осознает, какое именно имущество или права на имущество он передает его количество, стоимость и т.

Понятно, что в тех случаях, когда лицо не осознает, какое именно количество имущества или прав на имущество оно передает, можно говорить даже о так называемой искусственно созданной добровольности передачи.

Кроме того, мошенничество исключается в данном случае и с тех оснований, что лицо, завладевшее чужим имуществом, не выполняло той части объективной стороны состава мошенничества, которое видно в обмане или злоупотреблении доверием.

Ведь само лицо никого не обманывало и не злоупотребляло доверием, а просто, так сказать, воспользовалось чужой ошибкой. Однако, по нашему мнению, вряд ли правильно категорически утверждать, что в таких случаях действия виновного по одному из условий нельзя рассматривать как хищение. Попробуем рассмотреть эту ситуацию на конкретном примере. Если продавец в магазине по ошибке отдает покупателю сдачу в значительно большем размере, например, не заметив лишние купюры или просто перепутал их номиналы, то можно предположить несколько вариантов квалификации в случае завладения покупателем такими деньгами, которые связаны, в первую очередь, с субъективным отношением такого покупателя к факту завладения имуществом в момент его изъятия.

Если покупатель не заметил того, что забирает деньги в большем размере, а выяснил это лишь после фактического завладения имуществом и все же решил их себе оставить, в действиях такого лица отсутствует состав преступления.

По-другому будут квалифицированы действия такого покупателя, если в момент фактического изъятия излишне переданных денег он уже осознавал ошибку продавца и, изымая деньги например, забирая их с прилавка , понимал, что не имеет на них ни действительного, ни предполагаемого права.

В таких случаях, на наш взгляд, есть все основания утверждать, что имеет место тайное хищение имущества, то есть обычная кража. Ведь в таких случаях виновный сознательно использует иллюзию правомерности изъятия. Тот факт, что он не способствовал возникновению такой иллюзии, не имеет никакого значения.

Если же ошибку, кроме покупателя, заметили посторонние лица, которые стояли рядом, а виновный, осознавая это, все же завладел деньгами, его деяния могут быть квалифицированы как грабеж. Кроме того, если такой покупатель любым способом угрожал лицам, которые заметили ошибку продавца, с целью помешать им помочь продавцу выявить ошибку, то в зависимости от характера угроз такие деяния виновного могут быть квалифицированы как грабеж ст.

Понимание способа совершения преступления как определенной своеобразной формы выражения преступного деяния не позволяет нам согласиться с теми учеными, которые предлагают рассматривать такой квалифицирующий признак хищения как проникновение в жилище, помещение или иное хранилище как способ хищения [2, С.

По нашему мнению, в таких случаях речь идет не о способе совершения хищения, а о еще одном обязательном действии в пределах объективной стороны соответствующих составов преступлений. Ведь проникновению всегда предшествует факт изъятия имущества, в то время как способ совершения преступления невозможно отделить от самого деяния.

В этом отношении мы поддерживаем позицию тех ученых, которые считают, что указанный квалифицирующий признак больше указывает на место совершения хищения [1, С. В той или иной степени отдельные ученые поддерживают такое понимание хранилища [12, С.

Проблемы квалификации грабежа и самоуправства ст.

Сложные вопросы квалификации кражи, грабежа, разбоя

Отличие разбоя от грабежа согласно закону Кража разбой и грабеж Главная Преступления Против собственности Разбой и грабеж Вы просматриваете раздел: Разбой и грабеж Если кому-либо нас задать вопрос — чем различаются разбой и грабёж — многие ответят, что ничем. С бытовой точки зрения эти преступления действительно очень похожи. И хотя грань между ними может оказаться очень тонкой, Уголовный кодекс указывает: грабеж и разбой всё-таки — не разные виды одного преступления, поэтому чем отличаются они друг от друга вы и узнаете. Некоторые пункты закона способны даже немного запутать неспециалиста, так что вчитываться придётся внимательно.

Кража, грабеж и разбой как виды хищений чужого имущества

Нормы об этих преступлениях объединены по общим для них объекту и предмету преступного посягательства: в качестве первого выступает собственность, а второго — имущество. Объективная сторона хищения выражается в противоправном безвозмездном изъятии и или обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Однако кража, грабеж и разбой различны по способу совершения преступления. Разъяснения по указанным трем наиболее распространенным в судебной практике составам преступлений против собственности дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от

Отграничение разбоя от грабежа рб

Лекция 2. За незаконное изъятие чужого имущества предусмотрена разная ответственность в зависимости от того, каким образом было совершено преступное деяние, и какие последствия наступили для пострадавших. В чем разница между грабежом и разбоем? Что такое угон и в чем отличия кражи, разбоя и грабежа Из этого поста и комментариев к нему я уяснил, что практически у всех здесь искаженное понятие об угоне и нет понимания различий между кражей, грабежом и разбоем.

Полезное видео:

В чем разница между грабежом и разбоем?

Как тайное хищение чужого имущества кража следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества 1 в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо 2 хотя и в их присутствии, но незаметно для них 3 в тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества 4 если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо 5 является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Кража и грабеж считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом. Не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье УК РФ или другим статьям. В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество. Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление. В случае совершения преступлений при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими частями статей , или УК РФ, действия виновного при отсутствии реальной совокупности преступлений подлежат квалификации лишь по той части указанных статей УК РФ, по которой предусмотрено более строгое наказание. Под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать 1 противоправное 2 тайное или открытое в них 3 вторжение 4 с целью совершения кражи, грабежа или разбоя 5 проникновение в указанные строения или сооружения может быть осуществлено и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение.

Ваш IP-адрес заблокирован.

Еще в году автор одной из первых в отечественном уголовном праве работ о квалификации преступлений, А. Герцензон, писал: Важной теме о теоретических основах квалификации преступлений посвящены работы: Куринова, А. Рарога, Г. Левицкого, Н. Кузнецовой, А. Корнеевой, Н. Семерневой и многих других авторов. Каждая из четырех групп признаков состава, характеризующих ту или иную сторону преступления, влияет на его квалификацию.

О незаконном проникновении в жилище, помещение или иное хранилище как квалифицирующем признаке кражи, грабежа, разбоя. / Елисеев.

Квалификация преступлений Вопросы квалификации разбоя Яни П. Скачать электронную версию Библиографическое описание: Скобина Е. Чита, апрель г. Издательство Молодой ученый, Ещё на ранних этапах развития человечества, человек, действуя из различных побуждений, против воли других лиц, завладевал их вещами.

Грабеж Разбой Нет комментариев 4. В чем разница между грабежом и разбоем? Для чего необходимо знать, в чем заключается отличие грабежа от разбоя? Разграничение данных преступлений необходимо в первую очередь для правильной квалификации противоправного деяния. Сходства данных преступных деяний кроется в общем объекте посягательства — право собственности, поэтому многие путаются в данных преступлениях. Однако имеются различия по следующим критериям: тяжесть совершенного преступления; способ совершения состав преступления: объективная сторона и другие факультативные признаки ; мера ответственности; другие. Для того чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо обратиться к определению данных преступных деяний, которые закреплены в УК РФ, а также другим нормативно-правовым актам, в том числе Постановлению Пленума Верховного Суда о разграничении изменений в году не было. Лицо действует открыто и умышленно с применением насилия или с угрозой его применения, которое не представляет опасности для жизни и здоровья жертвы ст. Общественно опасные последствия грабежа заключаются в том, что процесс преступного посягательства считается оконченным в тот момент, когда возникла действительная возможность завладеть и воспользоваться чужим имуществом.

Кража, грабеж, разбой Кража и грабеж — в чем отличие? Что такое угон и в чем отличия кражи, разбоя и грабежа Из этого поста и комментариев к нему я уяснил, что практически у всех здесь искаженное понятие об угоне и нет понимания различий между кражей, грабежом и разбоем. Давайте восстановим этот пробел и станем чуточку грамотнее в юридическом плане. Сразу оговорюсь, что пишу это только для расширения кругозора, а не для применения на практике, и не обещаю что всё будет абсолютно точно и правильно, но хотя бы приблизительно. Постараюсь написать языком, более простым и понятным, чем в законодательстве иначе нафиг это надо, можете и сами найти , и без "воды".

Убийство — это умышленное причинение смерти другому человеку ч. В соответствии с примечанием к ст. Однако в Уголовном кодексе не дано разъяснения данного термина. В пункте 6 данного Постановления указано, что под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Согласно п. Большинство ученых 1 так же полагают, что действия лица, совершившего разбой и сопряженное с ним убийство, должны квалифицироваться по совокупности п. Зателепин О. Ответственность за преступления против личности по законодательству России. Кропачева, Б. Волженкина, В.

Наверх