Кто обвиняет соню в краже

Поскольку семья Мармеладовых живет в бедности, то Лужин Петр Петрович, который остановился у соседа Мармеладовых - Лебезятникова Андрея Семеновича - решает сыграть злую шутку с Соней и дает ей 10 рублей как бы в помощь. Но потом еще незаметно подкладывает ей рублей. Потом обвиняет Соню Мармеладову в воровстве. Такой поступок продиктован обидой на Родиона Раскольникова, поскольку тот накануне выгнал его из дома. А Лужин знает, что Раскольников очень хорошо относится к Соне. Процедура передачи денег состоялась в комнате Лебезятникова и в присутствии Лебезятникова.

Преступление и наказание

Внушите этой глупой твари, что не смеет она так обращаться с благородной дамой в несчастии, что на это есть суд… я к самому генерал-губернатору… Она ответит… Помня хлеб-соль моего отца, защитите сирот. Позвольте пройти-с… И Петр Петрович, обойдя бочком Катерину Ивановну, направился в противоположный угол, где находилась Соня. Катерина Ивановна как стояла на месте, так и осталась, точно громом пораженная.

Она понять не могла, как мог Петр Петрович отречься от хлеба-соли ее папеньки. Выдумав раз эту хлеб-соль, она уже ей свято верила. Поразил ее и деловой, сухой, полный даже какой-то презрительной угрозы тон Петра Петровича.

Да и все как-то притихли мало-помалу при его появлении. Раскольников, стоявший подле Сони, посторонился пропустить его; Петр Петрович, казалось, совсем его не заметил. Через минуту на пороге показался и Лебезятников; в комнату он не вошел, но остановился тоже с каким-то особенным любопытством, почти с удивлением; прислушивался, но, казалось, долго чего-то понять не мог.

Амалия Ивановна, прошу вас покорнейше, в качестве хозяйки квартиры, обратить внимание на мой последующий разговор с Софьей Ивановной. Софья Ивановна, — продолжал он, обращаясь прямо к чрезвычайно удивленной и уже заранее испуганной Соне, — со стола моего, в комнате друга моего, Андрея Семеновича Лебезятникова, тотчас же вслед за посещением вашим, исчез принадлежавший мне государственный кредитный билет сторублевого достоинства. Если каким бы то ни было образом вы знаете и укажете нам, где он теперь находится, то, уверяю вас честным словом, и беру всех в свидетели, что дело тем только и кончится.

В противном же случае принужден буду обратиться к мерам весьма серьезным, тогда… пеняйте уже на себя-с! Совершенное молчание воцарилось в комнате. Даже плакавшие дети затихли.

Соня стояла мертво-бледная, смотрела на Лужина и ничего не могла отвечать. Она как будто еще и не понимала. Прошло несколько секунд. Не знаете? Извольте видеть-с: если б я не был так уверен, то уж, разумеется, при моей опытности, не рискнул бы так прямо вас обвинить; ибо за подобное, прямое и гласное, но ложное или даже только ошибочное обвинение я, в некотором смысле, сам отвечаю. Я это знаю-с. Утром сегодня я разменял, для своих надобностей, несколько пятипроцентных билетов на сумму, номинально, в три тысячи рублей.

Расчет у меня записан в бумажнике. Придя домой, я — свидетель тому Андрей Семенович — стал считать деньги и, сосчитав две тысячи триста рублей, спрятал их в бумажник, а бумажник в боковой карман сюртука. На столе оставалось около пятисот рублей, кредитными билетами, и между ними три билета, во сто рублей каждый. В эту минуту прибыли вы по моему зову — и все время у меня пребывали потом в чрезвычайном смущении, так что даже три раза, среди разговора, вставали и спешили почему-то уйти, хотя разговор наш еще не был окончен.

Андрей Семенович может все это засвидетельствовать. Вероятно, вы сами, мадемуазель, не откажитесь подтвердить и заявить, что призывал я вас, через Андрея Семеновича, единственно для того только, чтобы переговорить с вами о сиротском и беспомощном положении вашей родственницы, Катерины Ивановны к которой я не мог прийти на поминки , и о том, как бы полезно было устроить в ее пользу что-нибудь вроде подписки, лотереи или подобного.

Вы меня благодарили и даже прослезились я рассказываю все так, как было, чтобы, во-первых, напомнить вам, а вовторых, показать вам, что из памяти моей не изгладилась ни малейшая черта. Затем я взял со стола десятирублевый кредитный билет и подал вам, от своего имени, для интересов вашей родственницы и в видах первого вспоможения.

Все это видел Андрей Семенович. Затем я вас проводил до дверей, — все в том же, с вашей стороны, смущении, — после чего, оставшись наедине с Андреем Семеновичем и переговорив с ним минут около десяти, Андрей Семенович вышел, я же снова обратился к столу, с лежавшими на нем деньгами, с целью, сосчитав их, отложить, как и предполагал я прежде, особо.

К удивлению моему, одного сторублевого билета, в числе прочих, не оказалось. Извольте же рассудить: заподозрить Андрея Семеновича я уж никак не могу-с; даже предположения стыжусь.

Ошибиться в счете я тоже не мог, потому что, за минуту перед вашим приходом, окончив все счеты, я нашел итог верным. Согласитесь сами, что припоминая ваше смущение, торопливость уйти и то, что вы держали руки, некоторое время, на столе; взяв, наконец, в соображение общественное положение ваше и сопряженные с ним привычки, я, так сказать, с ужасом, и даже против воли моей, принужден был остановиться на подозрении, — конечно, жестоком, но — справедливом-с!

Прибавлю еще и повторю, что, несмотря на всю мою очевидную уверенность, понимаю, что все-таки, в теперешнем обвинении моем, присутствует некоторый для меня риск. Но, как видите, я не оставил втуне; я восстал и скажу вам отчего: единственно, сударыня, единственно по причине чернейшей неблагодарности вашей!

Я же вас приглашаю в интересах беднейшей родственницы вашей, я же предоставляю вам посильное подаяние мое в десять рублей, и вы же, тут же, сейчас же, платите мне за все это подобным поступком! Нет-с, это уж нехорошо-с! Необходим урок-с. Рассудите же; мало того, как истинный друг ваш, прошу вас ибо лучшего друга не может быть у вас в эту минуту , опомнитесь! Иначе, буду неумолим!

Ну-с, итак? Соня осмотрелась кругом. Все глядели на нее с такими ужасными, строгими, насмешливыми, ненавистными лицами. Она взглянула на Раскольникова… тот стоял у стены, сложив накрест руки, и огненным взглядом смотрел на нее.

Я так и зналь, что она вороваль! Прошу вас, почтеннейшая Амалия Ивановна, запомнить слова ваши, произнесенные, впрочем, при свидетелях. Со всех сторон поднялся вдруг громкий говор. Все зашевелились. Вы ее в покраже обвиняете?

Это Соню-то? Ах, подлецы, подлецы! Как ты смела брать от него десять рублей! О, глупая! Подай сюда! Подай сейчас эти десять рублей — вот! И, выхватив у Сони бумажку, Катерина Ивановна скомкала ее в руках и бросила наотмашь прямо в лицо Лужина. Катышек попал в глаз и отскочил на пол.

Амалия Ивановна бросилась поднимать деньги. Петр Петрович рассердился. В дверях, в эту минуту, рядом с Лебезятниковым показалось и еще несколько лиц, между которыми выглядывали и обе приезжие дамы. Это я-то сумасшедшая? Соня, Соня возьмет у него деньги! Это Соня-то воровка! Да она еще тебе даст, дурак! И ты тоже? Ах вы! Да она и из комнаты-то не выходила и, как пришла от тебя, подлеца, тут же рядом подле Родиона Романовича и села!..

Обыщите ее! Коль она никуда не выходила, стало быть, деньги должны быть при ней! Ищи же, ищи, ищи! Только если ты не найдешь, то уж извини, голубчик, ответишь! К государю, к государю, к самому царю побегу, милосердному, в ноги брошусь, сейчас же, сегодня же! Меня пустят! Ты думаешь, не пустят? Врешь, дойду! Это ты на то, что она кроткая, рассчитывал? Ты на это понадеялся? Да я, брат, зато бойкая! Ищи же! Ищи, ищи, ну, ищи!! И Катерина Ивановна, в исступлении, теребила Лужина, таща его к Соне.

Я слишком вижу, что вы бойкая!.. Это… это… это как же-с? Пусть, кто хочет, тот и обыскивает! Вот, вот! Смотри, изверг, вот пустой, здесь платок лежал, карман пустой, видишь!

Вот другой карман, вот, вот! Видишь, видишь! И Катерина Ивановна не то что вывернула, а так и выхватила оба кармана, один за другим наружу. Но из второго, правого, кармана вдруг выскочила бумажка и, описав в воздухе параболу, упала к ногам Лужина. Это все видели; многие вскрикнули. Петр Петрович нагнулся, взял бумажку двумя пальцами с пола, поднял всем на вид и развернул. Это был сторублевый кредитный билет, сложенный в восьмую долю. Петр Петрович обвел кругом свою руку, показывая всем билет.

Вон с квартир! Полис, полис!

Обвиняют в краже лужин

Преступление и наказание Чалтыкьяна и инженера Е. Суслова и разделен на шесть залов. В отдельных залах продавались изделия Дулевского фарфорового завода, Ленинградского фарфорового завода имени Ломоносова сейчас — Императорский фарфоровый завод , Дмитровского завода. Один торговый зал был предоставлен Конаковскому, Кузяевскому и Первомайскому заводам. В пятом зале продавались изделия из стекла и хрусталя. Последний зал был выставочным. В нём предприятия, выпускающие свою продукцию, могли демонстрировать будущие изделия. Катя Королёва — спортсменка и красавица. Ей прочат успешную карьеру теннисистки, но внезапно она оказывается под следствием по сфабрикованному делу и вынуждена бежать из Белгорода к сестре в Москву. Однако все попытки выпутаться из сложившейся ситуации затягивают ее в еще более глубокую трясину.

Часть пятая

Внушите этой глупой твари, что не смеет она так обращаться с благородной дамой в несчастии, что на это есть суд… я к самому генерал-губернатору… Она ответит… Помня хлеб-соль моего отца, защитите сирот. Позвольте пройти-с… И Петр Петрович, обойдя бочком Катерину Ивановну, направился в противоположный угол, где находилась Соня. Катерина Ивановна как стояла на месте, так и осталась, точно громом пораженная. Она понять не могла, как мог Петр Петрович отречься от хлеба-соли ее папеньки. Выдумав раз эту хлеб-соль, она уже ей свято верила.

Кража в которой обвиняют соню

Наступило время тяжких разочарований, мучительных душевных кризисов. В образе Раскольникова отразились и собственные горькие размышления Достоевского о человеческой природе и социальной действительности, кризис и глубокая перестройка в его сознании утопически-социалистических идеалов молодости. Раскольников страстно и беспощадно судит этот мир, с его вопиющей социальной несправедливостью, с бессмысленными страданиями и унижением, судит своим карающим личным судом, своим бунтарским разумом протестующей и ни перед чем не склоняющейся личности. Но Раскольникова его бунт неотвратимо приводит к подавлению человека.

Полезное видео:

Преступление и наказание (Достоевский)/Часть V/Глава III

В Челябинске школьников отчитали за воровство хлеба и кипятка из столовой Обвинение человека в краже Главная Спас соню мармеладову от обвинения в краже Спас соню мармеладову от обвинения в краже Поиск по сайту Её жертвенность поражает читателя, но оставляет равнодушным главного героя. Доброта Сони находит отклик в душах самых жестоких преступников. Они радуются её появлению, обращаясь к ней, говорят: Родион Раскольников по-прежнему холоден и груб при свиданиях. Его чувства проснулись только после того, как Соня тяжело заболела и слегла. Раскольников вдруг понимает, что она стала ему необходимой и желанной. Удивительно, но факт!

Кто обвиняет соню в краже

Летний вечер. Бывший студент Родион Романович Раскольников покидает свою каморку на чердаке и относит в заклад старухе процентщице Алене Ивановне, которую готовится убить, последнюю ценную вещь. На следующее утро Раскольников получает из провинции письмо от матери с описанием бед, перенесенных его младшей сестрой Дуней в доме развратного помещика Свидригайлова. Мать надеется, что Лужин материально поможет ее сыну кончить курс в университете. Чудом уйдя незамеченным, он прячет похищенное в случайном месте, даже не оценив его стоимости. Болезненно реагируя на разговоры о преступлении, сам он также вызывает подозрение у окружающих. Пришедший с визитом Лужин шокирован убожеством каморки героя; их разговор перерастает в ссору и заканчивается разрывом.

Краткое содержание. Особенности романа. Он успокаивал себя тем, что сможет найти более чистую и покладистую невесту. Кроме того, он злился на себя за то, что вчера сообщил о неудаче своему соседу по комнате, Лебезятникову, из-за чего тот теперь посмеивался над ним. Из дома Лужин вышел в злобном и раздражительном настроении. На службе его также ожидали неприятности: его хлопоты по одному делу в сенате не дали никакого результата. Ко всему прочему хозяин снятой им квартиры требовал выплаты неустойки в полном размере, а в мебельном магазине не хотели возвращать задаток. В мыслях Лужин то и дело возвращался к Дуне, надеясь уладить отношения с ней. Главным виновником размолвки он считал, конечно же, Раскольникова.

Клевета Лужина. Анализ эпизода из главы 3, части 5 романа Ф. Лужин как двойник Раскольникова. Клевета Лужина как причина окончательного краха теории Раскольникова. В это время Достоевский жил в той части Петербурга, где селились мелкие чиновники, торговцы, студенты. Наступило время тяжких разочарований, мучительных душевных кризисов.

почему Лужин обвинил Сонечку в краже (Преступление и наказание). и получить власть над Соней, чтобы шантажировать и получать всякие блага.

Слов в минуту: Бедный район Петербурга х гг. XIX в. Летний вечер. Бывший студент Родион Романович Раскольников покидает свою каморку на чердаке и относит в заклад старухе процентщице Алене Ивановне, которую готовится убить, последнюю ценную вещь. На обратном пути он заходит в одну из дешевых распивочных, где случайно знакомится со спившимся, потерявшим место чиновником Мармеладовым.

Лужин - человек преуспевающий, делец новой, капиталистической формации. Он служит на государственной службе и в то же время успешно занят частным бизнесом. В Петербурге он собирается открыть адвокатскую контору, здесь же собирается жениться на сестре Раскольникова, Дуне, и устроить новую квартиру.

Наверх